Адаптация к школе глазами мамы первоклашки

1 сентябряНачало свойской школьной жизни я практически не помню. Помню багряные георгины на 1 сентября и дефицитный чешский ранец за спиной. Мать подводит меня к шеренге детей с большущими букетами и разговаривает, указывая на пожилую даму в очках: Это твоя учительница.
Все другое память практически стерла. Что я ощущала, переступая порог школы, ну и понимала ли вообщем, какая сейчас предстоит жизнь не помню. Зато ту учительницу, главную, тот или другой мы так обожали, запомнила на всю жизнь.
В сентябре моя дочь вульгарна в главный класс. И мне как-то удивительно мыслить, что она, как и я, четверть века спустя не будет держать в голове вот эти самые дни, тот или другой мы с ней проживаем на данный момент. Как собираем каждый вечер рюкзак, сверяясь с расписанием уроков. Как усердно выводим в прописях ы и и. Неуж-то она забудет, как стояла 1 сентября на линейке? Как посиживала на 2-ой парте вкупе с мальчуганом Максимом? Как растеряла фунтик со сменкой, а позже нечаянно его отыскала?
— Даша, ну что все-таки ты таковая растеряша? стребовала я, иногда ребенок заявил о утрате. И поперхнулась родными же словами. Что я разговариваю?! Передо мной шестилетняя девченка, махонький ребенок, тот или другой в гвалте и неразберихе школьной раздевалки обязан сбить и повесить на крючочек курточку, сбить шапочку и шарфик, положить их в один-одинешенек пакетик, сапожки (чтоб не пачкать) в второй пакетик, и желанно не в тот, где лишь что лежали туфельки (3-ий пакетик). И все это повесить на курточку. А шкафчиков, как в ребяческом саду, нет. И родителей с утра в школу не пускают остается полагаться лишь на подмога учительницы, у тот или иной еще 20 таковых же невыспавшихся растеряш…
— Даша, что для тебя в школе тяжело?
— По школе ходить. Там малыши несутся, как паровозы, врезаться могут. Но ничего, мам, не беспокойся, передвигаться можнож.
— И как ты передвигаешься?
— По стеночке
…Теснее не помню, в каком классе моей языковой спецшколы на уроке французского мы проходили объект Отчего я предпочел эту школу. Окончательно, там надлежало разговаривать: чтобы приобрести не плохое образование, чтобы выучить французский язык, чтобы выучить историю Франции и приобщиться к французской культуре. И мне теснее тогда водилось удивительно: как это семилетний ребенок может сам предпочесть для себя школу, да еще так сознательно? За меня предки предпочли. Так как она водилась поближе целых к жилья
Я выросла, и мне тоже предстояло предпочесть для собственного малыша школу.
Этот выбор стал один-одинехонек из самых тягостных заключений за всю мою сознательную жизнь. Как неважно какая мама, я желала для собственного малыша самого наихорошего. Самую наилучшую школу. Самое наилучшее образование. Самый превосходнейший класс.
— Что ты ждешь от школы? стребовала меня моя (еще моя!) классная управляющая, с тот или иной мы до этого времени лаского приятельствуем.
— Жажду, чтоб ребенку нравилось обучаться. И чтоб все ей водилось занимательно, хотелось мыслить, вникать, копать вглубь.
— Тогда избирать надобно не школу, а учителя! эти слова замерзли для меня откровением.
Где ж его отыскать-то учителя? Как выяснить, как угадать?
Я металась. Все близкие образовательные учреждения участка не вписывались в мои представления о самой_лучшей_школе. Оттого я замахнулась на известные гремящие школы Москвы. Посиживала в Вебе и читала отклики родителей. Прикидывала различные варианты: кто будет возить малыша, кто забирать?..
Мои метания пресек супруг. Он легко произнес:
— Самая превосходнейшая школа это та, что близко с жильем.
Точка. Близко с домом водилась та французская спецшкола, в тот или иной иногда-то обучалась я, а поэтому отлично знала снутри все ее совершенства и, как досадно бы это не звучало, все недочеты.
Ты усвой, — поясняла мне моя (вновь моя!) школьная учительница французского языка. Махонькому ребенку не необходимы супер-пупер гимназии, где уравнения в три деянья в 3-ем классе и все множества уходят на дорогу и семейные задания. Ребенку нужна школа, где к нему будут ладно иметь отношение и где у него будет период заняться тем, что ему занимательно. Занимательно, разумеешь? Вне уроков! Наша школа конкретно такая.
Уговорили, идем в мою школу.
В зимнюю пору на Дне раскрытых дверей выступавшая завуч исходных классов так родителям водящихся первоклассников:
— Ежели вашим детишкам нет 6 с половиной лет, не водите их в школу. Пожалейте. Малыши в главном классе чрезвычайно устают.
И я по незнанию тогда поразмыслила: это неподготовленные, точно, устают. От что там уставать-то? От 3-х уроков в задевай?
И лишь иногда мой ребенок принес домой учебники для основного класса, иногда я увидела, что им, 6-семилеткам, теснее с основных уроков предстоит раскладывать слова на красно-белоснежные квадратики и прямоугольники, я сообразила, от что.
С подмогою квадратиков и прямоугольников, разбитых чертой на искосок, изучается структура слова: квадратик это отдельный гласный либо согласный звук. Прямоугольник, разбитый чертой на искосок слияние, другими словами согласный+гласный.
Что, закипели мозги? А детям не только лишь разуметь это надобно, да и самим чертить сходственные схемы.
— Для чего это необходимо? дружно потребовали мы учительницу на родительском собрании.
— Это необходимо будет позже, чтоб черкать хорошо, без ошибок, — наивно ответила та.
И тогда я сделала решение: при поступлении в школу совершенно не беспременно бегло читать и считать до 100. Но знать сечение букв на красные гласные и синие согласные необходимо! Еще принципиально разуметь, что экое слоги и на сколько слогов делится то либо другое слово. Тогда ребенку будет намного тривиальнее в главное период. Тривиальнее обучаться! И пусть превосходнее близкие множества и близкую энергию он сначала направит на установление контактов с новенькими товарищами и учителем, а не на вникание в аспекты родного языка.
На часах полдевятого вечера. Дочь принеслась ко мне на кухню с кликом:
— Мать, мы семейное задание сделать запамятовали!
В принципе, семейных заданий, как и официальных оценок, в главном классе нет. Но грызть таковой термин: желанно выполнить. В прописях поработать. Выучить стишок. Пересказать сказку. Даша о этом как правило вспоминает в девять вечера.
Я не подсказываю сознательно: ведь с походом малыша в школу все близкие усилия я бросила на две важнейшие, как мне будто, вещи моральную поддержку дочери и воспитание в ней самостоятельности. Семейное задание это твоя ответственность. Жаждешь сооружай, жаждешь алеть и выгораживаться завтра в классе перед учительницей не сооружай. Это твой выбор. Но я для тебя постоянно помогу. В нашем случае подход функционирует.
Я посиживала на главном еще весеннем родительском собрании и с тоскою глядела в окно. Я мыслила о том, как ладно водилось в ребяческом саду, ведь ребенок мог там находиться до 7 вечера. А здесь в полдень уроки закончились (включая динамическую паузу на улице) и водитесь ласковы близкое сокровище из школы отобрать.
Вариант с продленкой я даже не осматривала. Сама на ней не провела и дня, и у меня еще со школы сложилось воспоминание (ложное, надобно проговорить), что продленка — для брошенных деток.
— Те, кто будет сохранять деток на продленке, — подлила масла в огонь учительница, — это, окончательно, камикадзе
Сейчас я считаю, что продленка — это легко спасение. До 12.00 у первоклашек уроки. Позже, ежели остаешься на продленку, сбор в классе, перекур, в 12.50 обед (чрезвычайно приличный, кстати, платный обед), далее прогулка, кружки, позже мультики и занятия по интересам.
Как-то я зашла за дочерью в половине 4-ого (до 6 не сохраняю ей реально тягостно). Дети посиживали в классе, каждый был чем-то занят. Они водили себя чрезвычайно смирно, даже органично. Никто не бежал, не кричал, все тихонечко посиживали/стояли. Девченки игрались в какую-то забаву вида дочки-матери, мальчишки что-то вырезали. Идиллия.
И все-таки я вижу: детям, даже самым развитым и приготовленным, тяжело. Посиживать 40 минут практически недвижимо на уроке, прислушиваться и вдумываться, исполнять задания (и исполнять их до точки), разговаривать. Позже заново разговаривать — теснее на продленке. Это неописуемое напряжение. Выход прогулки и занятия спортом несколько раз в недельку. Чтоб мозги переключались, и выходила кипящая энергия.
Почти все спецы молвят о том, что не нужно кооперировать поход в главный класс и запись в кружки и секции. Дескать, надобно подождать, и так перегрузки на ребяческий организм зашкаливают. Я считаю, что это предупрежденье не обязано распространяться на занятия спортом. Спортивная секция (ежели без фанатизма) или занятия танцами, плаванием жизненно нужны. Это мое мировоззрение.
Еще я сообразила, что, вправду, необходимо выбирать не школу, а учителя. Чрезвычайно, чрезвычайно почти все зависит от его чуткости, от того, как он способен разуметь и ощущать каждого определенного малыша, повлиять на него, доказывать и доказывать. Профессиональный преподаватель способен (ох как способен!) сгладить либо минимизировать хоть какой дискомфорт основных недель учебы.
Теснее за главный месяц новейшей, бурной жизни мой ребенок идеально переменился. Повзрослел за одну ночь. Адаптация, я ощущаю, свершилась. Да, имелись близкие аспекты и трудности, и утренние капризы имелись, и мама, жажду обратно в ребяческий сад!). Но все прошло, мы вырулили на подходящую колею, втянулись, и пока полет нормальный.
— Так, что для тебя нравится в школе? стребовала я дочь.
— То, что нам говорят максимум увлекательного
— А что для тебя в школе не нравится?
— Смены
— Отчего?
— Они очень рослые! А я жажду побольше обучаться!..
Как, ну как сделать так, чтоб это жажда сохранилось в ее душе как можнож длиннее?

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.