Тарабарская грамота

Н. П. Богданов-Бельский. Воскресное чтение в школеЗачем малыши некорректно черкают? Плотнее итого этот вопросец задается с неудовлетворительно укрываемым раздражением. Дескать, мы же все мастерим нормально. Неуж-то тяжело черкать безударные гласные и непроизносимые согласные ставить большущую буковку в начале имен собственных отделять элемента от глаголов расставлять запятые и точки с запятой там, где это положено? Неуж-то так тягостно мастерить все по правилам? Тягостно. Взрослому никак не невесомее малыша.
Вы никогда не пробовали сами черкать так, как положено. Допустим вы строчите письмо либо заявление сочиняете отчет набрасываете проект Остановитесь! Задумайтесь, верно ли вы это сооружаете? Поглядите, глодать ли в вашем тексте словарные слова, просклоняйте каждое существительное в основном абзаце и проспрягайте каждый глагол в четырнадцатом. На третьей страничке отыщите и подчеркните однородные члены предложения. Разберите по составу 5-ое слово в восьмой строке сверху. Определили где приставка и суффикс? Нет? Как так, ведь для вас предстоит еще сделать его морфологический разбор. Вы не знаете что экое морфологический разбор? Это грустно, так как для вас также необходимо найти тип зависимости членов в ваших словосочетаниях осознать каких предложений в тексте больше сложносочиненных либо сложноподчиненных. Понравилось? Жаждете еще? А ваш ребенок, тот или иной сооружает то же самое в школе каждый на днях, каково ему?
Сейчас так, какое отношение эти процедуры располагают к вашему тексту? На главный взгляд безусловно никакого. Текст глодать наиболее либо наименее связный набор слов дышащий определенную информацию. Вы жаждали что-то произнести, вы поразмыслили о этом, но перед вами на данный момент нет того, кому эти идеи необходимы. Либо они необходимы чрезвычайно почти всем. Потому вы пользуетесь письменностью, чтоб сохранить себе и передать остальным то, что вы жаждали. Но ведь у языка глодать определенные законы. По другому передача сведений невозможна каждый будет чертить на бумаге, что ему вздумается и нарекать это родным видением мира. В искусстве экая революция (четкое значение слова ре-эволюция деградация, откат назад) теснее произошла, потому понятие закона в современном искусстве отсутствует начисто. Ну и кому необходимо экое искусство не считая живописцев и критиков?
К счастью для общества законы языка пока живы. Но как они живут в нас настоящее? Как мы, а, следовательно, и наши дети касаемся к закону вообщем?
Иногда заповедей итого 10, их нетрудно и даже желанно уяснить. Конституцию страны наизусть знает теснее далековато не каждый. А уголовный кодекс? А гражданский? А домашний? Но как мы тогда живем? Как ориентируемся в мире как удерживаемся от правонарушений, как обретаем службу, как заводим семью? Автоматом? Природно? Сами по для себя? Быстрее, все таки, с Божьей помощью смотря вокруг равномерно научаясь чему-то у окружающих повторяя их деяния. А ежели мы ненароком уклонимся в страну, тогда глодать и книги и люди, тот или иной укажут нам на нашу ошибку, на то, что наши деяния незаконны и даже объяснят зачем. Так в жизни. А разве так в языке? Не в языке вообщем, а в нашем нынешнем русском языке основном предмете школьной программы.
Представьте для себя, что ваше знакомство с жизнью протекает не от жизни к законам, а напротив. Что для вас во 2-м классе дают выучить конституцию, в 5-ом поясняют, что же все-таки это такое, а в восьмом предоставляют очень отвлеченные образцы ее использования (меж иным, современные школьные программы по правоведению неподалеку покинули от этого образца, но это отдельный разговор). Причем пока вы не понимаете содержания статей о праве на произведение и отдых вы не обладаете права даже пробовать без помощи других трудиться и почивать. Бред? Никак. Преподавание российского языка в школе все плотнее смотрится конкретно так. Поначалу управляла языка, позже искусственно придуманные методистами образцы правил и, в конце концов, живые жизненные проявления управлял в литературном языке. Вы например, что это не так и неудовлетворительно, что так учили и нас Мы неграмотны ровно так, как нас так учили. Прекрасно иногда законы огораживают жизнь человека как стенки, но что станет с жизнью, иногда они придавят ее сверху как могильные плиты?
Вместе с формальным школьным обучением грамоте в недавние эпохи в жизни практически каждого воспитанника водилась безукоризненно противоположная струя. Водились возлюбленные книжки, водились люди, тот или иной хорошо и приятно собеседовали (учителя-наставники ведь встречаются не совсем только в школе) имелось множество стихов, тот или иной учили наизусть либо жаждая бы читали вслух. Даже на уроках еще не так давно еще преимущественно списывали классических текстов и слов чем разбирали их. Это водилась та живая языковая стихия, в тот или другой ребенок осознанно и неосознанно подражая, обучался ориентироваться. С этаким без помощи других завоеванным опытом законы языка сочетались органично, не диктуя, а только лишь обращая. Для большинства интеллигентных жителей нашей планеты грамотность не водилась тем, что учат. Мы читали, слышали, переписывали литературные эталоны и обучались ощущать речь. Мы чуяли законы языка только пора от поры проверяя себя по книге.
Сейчас все по-иному. Живая языковая среда гибнет у нас на очах. Видеофильмы компы и приставки (вещи сами по для себя хорошие) вытеснили книжки. Число хорошо, бегло и живо разговаривающих жителей нашей планеты (включая учителей) резко свалилось. Стихов учат не достаточно, читают вслух еще пореже, списывание огромных фрагментов литературных текстов заменилось разбором искореженных, вырванных из творений цитат. Предметы российский язык и российская литература практически не соединены меж собой. Классику на уроках литературы тоже практически не стали читать вслух, остался один-одинехонек критический разбор. Законы языка ранее устремляли малышей. Сейчас они диктуют им, как черкать и сказать. Что из этого может выйти? То, что выходит.
И все-таки ребенок к счастью, посильнее, чем учебная программа. Пустите ему разбирать либо склонять слова он сделает это, как приведется, так как его собственные интересы никак не участвуют в письме. Но пустите ему нацарапать то, что его волнует и так, как ему захочется. Ослабьте на пора контроль над формой и содержанием текста. Задайте вопросец и пустите ответу вылиться снутри и вы увидите волшебство. Практически каждый сам начнет увлекаться правописанием и пунктуацией сам станет инспектировать по 10 разов каждое слово. Ведь это его слово. Ему недешево то, что он произнес.
Каждый по-истинному вольный человек, а тем паче ребенок ощущает природную потребность в законах и правилах. И иногда они не предписывают въедливо разбирать и судить каждое движение мысли им постоянно находится площадь снутри. В точке баста, то, что малыши не могут верно черкать, не самое ужасное. Имелось бы еще дурнее, если б они не хотели вдумываться и вглядываться в живую жизнь.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.